Титульная

Биография

Фотографии

Воспоминания

Произведения

Вечер памяти

Воспоминания дочери Зои Лариной (Кушаковой)


«Какой светильник разума погас, какое сердце биться перестало…»

Своего отца я помню примерно с трех лет. Еще маленькой девочкой я очень любила просыпаться под его ласковый голос: «Зоюшка, вставай». Каждый раз он обязательно погладит по головке. Помню, как радостно я в ответ всегда восклицала: «Ачий, авай, мый кыньылым!»
А потом, чуть позже, я узнала, что мой отец воевал на фронте против немецко-фашистских захватчиков, попал под бомбежку и потерял ногу. Поэтому он теперь одевает протез. Уже понимала, что он инвалид той ужасной войны. Я тогда по-детски очень жалела его. Старалась во время подать ему протез и далее я не позволяла себе, чтобы отец будил меня по утрам два раза. Совесть уже не позволяла.


"В послевоенные годы.


Дома, в саду.

Начиная со школьного возраста, уже помнится все. Помню, как во время выборов мы детишки показывали концерт родителям. Я тогда станцевала «Яблоньку». Сама была обута в валенки с галошами. Прекрасный концерт был. Прихожу домой, а отец мне говорит: «Что же ты мне не сказала, что ты будешь танцевать - я бы тебе туфли купил».
Как-то это мне очень сильно в душу запало. Какая удивительная внимательность к детям!
А насколько же он терпеливый был! Я как-то раз дома посуду мыла. И вдруг уронила большую, красивую тарелку и разбила. Сама вся съежилась и жду: что дальше будет. А отец в это время газету читал, лежал. К моему удивлению, он так ласково сказал: «Она же ведь уже разбилась, это не стоит того, чтобы ты переживала ». Даже сейчас за это испытываю огромную благодарность.
Незлобивый был, умел прощать людей. Доброта его один раз нам всем, пожалуй, жизнь сохранила. К нам как-то раз явился непрошеный гость. Время было позднее, т.к. отец всегда засиживался допоздна, обрабатывал материал для своей будущей книги на своей печатной машинке. Отец говорит маме: «Аннушка, накорми путника». Мама умела это делать очень быстро. Путник остался доволен и говорит отцу: «Должен признаться, что я к вам заходил не с добрыми мыслями». Кто знает, чем бы закончился этот визит, если бы не папина доброта?

У нас был сад. Отец любил ухаживать за яблонями, сажал сортовые яблони. Пользовался специальными справочниками. Переписывался с НИИ Садоводства им. И.В. Мичурина.


Переписка с НИИ Садоводства им. И.В. Мичурина.

В саду были ульи, держал пчел. И вот один раз, находясь в саду, заметил, что кто-то перепрыгнул к нам через забор. Видит-стоит мальчик, набирает за пазуху яблоки. Подошел поближе, вместо ругани, криков, угроз говорит: «Доедай свое яблоко, а потом выходи также, как зашел». Мальчишка тот быстро сообразил и шустро обратно перепрыгнул через забор, сам наверно не ожидал, что так легко отделается.


В саду с дочерями Ниной, Зоей и племянницами.


Сортовые яблоки в саду.


Улья в саду.

К деньгам очень ровные отношения имел. Не сребролюбивый был. За свои труды он получал небольшие гонорары. Помню, у нас деньги всегда открыто хранились. Открываешь стол, зачастую без кошелька лежали. Никогда он их не прятал, не откладывал. Кто приходил занимать - всем охотно помогал. Низко кланяюсь ему за это. Это мне послужило хорошим примером на всю мою жизнь.

А какая тонкая душа у него была! Во всем умел видеть красоту. Все его радовало: «Дети, посмотрите в окошко-какой снег выпал»! «Дети, выйдите скорее в сад – скворцы прилетели»! То радуга большая и красивая. Всего даже не перечислить. Помню, как это «видение красоты» он нам старался передать: если начинали утеплять на зиму свою старую избу - показывал и следил, чтобы земляной вал был ровным и одинаковой толщины; окна утеплять - так пластилин должен ложиться вдоль рамы струночкой; « карандаш точить – и то надо красиво», - говорил. А какие лодочки из дубовой коры научил вытачивать! Зимою очень любила наблюдать за тем, как отец выкладывает поленницу - как бусинки, загляденье.

Очень хотел, чтобы мы выросли грамотными. С детства садились всей семьей за стол – писали диктанты. Сначала проверяли друг у друга, затем подключался отец. Практически все вечера были посвящены чтению. Читали то книги, то при просмотре диафильмов – титры под картинами. Очень радовался, если мы читали без ошибок. Потом просил пересказывать. Под его руководством мы очень хорошо изучили политическую карту мира. Не глядя, могли показать любую страну мира.
Удивляюсь, как на все это хватало у него сил…? Буквально все интересовало отца:
• хорошее образование (участие во всевозможных конференциях);
• политика (политинформации, доклады);
• участие в Обществе Знаний (выезжал в Москву);
• игра на скрипке;
• записывал частушки (собрал целый сборник);
• народные предания (100 преданий);
• колхозная жизнь;
• игра на гармошке;
• засолка грибов, рыбы;
• приготовление холодца;
• пчелы;
• плетение корзин;
• грабли, мотыги – делал своими руками;
• погода (вел подробнейший дневник наблюдений с рисунками);

 



Нам всегда отец говорил: «Одинаково просто надо разговаривать и с министром, и с колхозником». Он всех ценил одинаково. У него столько друзей было. Со всеми общался просто. Не помню, чтобы он к кому-то относился враждебно.
По характеру очень миролюбивый был. Кто только не приходил к нему советоваться. Вопросы были самые разные: как правильно написать письмо; как поступить с дочерью, какая погода ожидается и т.д.
Мне очень повезло быть еще и ученицей своего отца в Исменецкой ср. школе, он вел уроки марийского языка. Помню, как проходили у нас уроки: тихо и спокойно.


6 «б» класс, где училась дочь Зоя.

Отец очень быстро умел находить подход к любому ученику. Говорил: «Сначала надо заинтересовать «нерадивых» учеников, а остальные-сами пойдут». Эти слова мне самой очень пригодились, когда сама стала преподавать в Братском техникуме ЦБП. Убедилась в правильности его слов. Очень действенно.


Дочь Зоя (первая справа) – преподаватель и классный руководитель Братского техникума ЦБП.
1984 год. г. Братск.


Особенно нравились его уроки на природе. Если он рассказывал о происхождении названия «Мари-Отары», то мы всем классом шли на пригорок «Воварка», рассаживались на травке и слушали его. Сначала с горы рассматривали панораму, по ходу он там рассказывал разные предания, легенды, о трудолюбивых людях нашей деревни, о фронтовиках. Все очень трогательно было.
А один раз он ко мне во время уроков в классе подошел и говорит: «Одевайся тихонько и иди домой, там Юра наш с армии пришел», сам весь сиял от радости. Я очень обрадовалась, всю дорогу бежала домой. Юра в это время спал, я не могла дождаться когда он проснется.
На улице учил играть тихо. Всегда беспокоился о людях. Говорил: «Играйте, но не кричите на улице, может кто-то отдыхает, может кто-то не спал всю ночь, проболел». Жил заботой о людях, совершенно забывая о себе.
Печку утром всегда затапливал сам. Ложился очень поздно, вставал очень рано. Маме говорил: «Я все равно не сплю, сам затоплю». Маме, конечно приятно было. А вообще, они у нас оба были трудолюбивые, как пчелки.
Учил правильно смотреть телевизор - заранее в программе телепередач подчеркивали интересную, полезную передачу. «Все подряд смотреть - это вредно», - говорил. Мы его между собой называли «Ходячая энциклопедия» - на любой вопрос всегда мог дать исчерпывающий ответ в любой области.
У него целая огромная подшивка была: изречения, выдержки из прочитанных книг. Багаж знаний был огромен.



Очень жалею, что мы мало расспрашивали у него про войну. Помню, как он рассказывал: «…Один раз немцы (человек 10-15) вышли из леса с поднятыми руками, хотели сдаться в плен, а у нас был приказ: НИКОГО НЕ БРАТЬ В ПЛЕН!!! Я подумал, что среди них мог быть такой же учитель, как и я – даже не по себе стало….
Папа был кавалеристом, на 3-ем Белорусском фронте. Позже мне все обещал свозить меня к своему фронтовому другу- Максименко Максиму Васильевичу, на Украину. Тогда я все пыталась представить себе: а какая же она, эта Украина-то? Съездить нам туда не суждено было, жаль.


Фронтовой друг с супругой (Украина).

Детские шалости, которые могли причинить кому – либо вред, он пресекал, объясняя их последствия. Например, весной детишки любили устраивать ямы-ловушки ( выкапывали в снегу яму и присыпали ее снегом), а издалека наблюдали кто туда провалится. Нам тогда это казалось интересно и смешно. Отец узнал об этом, подозвал к себе и спросил: «А если я упаду в эту яму, вам интересно будет»? Было так стыдно за свои необдуманные поступки.
Мой отец был учителем везде: и в школе, и дома, и на сенокосе, и на току среди односельчан. У него всегда было что рассказать, полезное и интересное. В полевой сумке у него всегда находились ручка и блокнот. В блокноте - план-распорядок рабочего дня: доклад в клубе; записать предание, частушки, подготовить материал к конференции и т.д.
А какой он аккуратный был? Меня всегда удивляло, как это он среди массы своих книг, документов, материалов мог очень быстро найти любую необходимую бумагу. Ему помогало то, что все материалы у него были пронумерованы, прошиты, сложены по темам. Весь собранный материал он обрабатывал на печатной машинке, а этот легкий стук печатной машинки создавал какой-то особенный домашний уют.


Печатная машинка отца.

Во время паузы отец любил попить чай. Я очень любила подносить ему горячий чай. Все напоминает о всестороннем таланте отца. Гармошка, например. Как он любил ее, сам играл. Особенно любил песни: «Огонек», «Землянка», «Гулял по Уралу Чапаев - герой», «Песня о Щорсе». Из марийских песен - «Изием годым пакчаштет…», «Шем шыданын пеледышыже…».


Любимая гармошка отца.

Помню, как он покупал для моих братьев – все необходимое оборудование и реактивы для фотодела, шахматы и многое другое.


Старший брат Юрий за шахматной партией. Впоследствии занимал призовые места. 1963 год.

Всегда старался приобретать нам билеты в цирк (в г.Казань), на спектакли (в г.Йошкар-Ола), путевки в пионерский лагерь «Таир».
О честности моего отца говорит следующий пример: как – то по молодости они с другом решили проверить, кто из них сможет переплыть через р. Волгу? Вспоминал: «Плыву, плыву, примерно в середине реки обернулся назад - друга уже нет, не выдержал друг испытания, вернулся назад. Мне не хотелось нарушить договор – поплыл дальше. Когда уже переплыл, на берегу пластом сколько времени пролежал – даже не помню. Дело пошло к вечеру – пришлось снова идти на заплыв».
Вот такой прекрасный человек был мой отец! В самом расцвете сил, в 54 года, его сердце остановилось во время сна. Прожив бурную, всесторонне насыщенную жизнь он так тихо и мирно окончил свой земной путь.
Светлая память о нем останется навсегда в наших сердцах.

Зоя Степановна Ларина (Кушакова)
г. Волжск 2011 год