Титульная

Биография

Фотографии

Воспоминания

Произведения

Вечер памяти


"Немогузнайство вредит в нашей работе"



Немогузнайством я назвал работу некоторых учителей, да и вообще работников-воспитателей, работающих по линии воспитания подрастающего поколения.
А.И. (воспитательница детского дома) мне рассказывает интересный и глупый один случай, происшедший в их детском доме.
Накануне вечером было кино в клубе. Повар детдома В.И. сидел на диване, но во время краткого перерыва вышел, оставив своё место. Сейчас же на его месте воцарились воспитанники детдома Гильфанов, Храмов, Черновник, Яровиков и Дмитриев. Они так уместились, что сидели в полном смысле один на другом.
Пришёл В.И. (а я то видел сам, т.к. сидел тут же, на этом сеансе) и велит им освободить его место.
- Какое ты имеешь право! – гаркнул один. Это – воспитанник!
- Я тут сидел. Вы же видели.
- Ну, и что ж! Теперь мы сидим!
Началось пререканье. В.И. хотел было освободить место, приложив силу. Но на это противопоставили пять детских сил, взявшись рука-об-руку все вместе.
Место так и осталось за «завоевателями».
Это случай был им рассказан в детдоме. Набралось ещё много таких случаев по детдому: дети-воспитанники уходят (отлучаются) без разрешения со стороны вышестоящих вне расположения территории, приводят парней, устраивают с ними тайные (частные) встречи и ведут неприличный образ жизни девочки (старшие). Говорят, имеется случай с Б. – случай, тайного совокупления. Это дети! У этой Б. сейчас гнойное выделение из места. Пока слухи: две девочки в положении.
Всё это директор Гвоздикова Л.П. решили обобщить и преподнести ребятам и девочкам как обвинительный акт. «Авось, обвинив и бросив им в лицо все их проступки, всю гнилось поведения, может исправятся?»
- Не могу я с вами работать! – заявила поэтому всем на общем собрании директор Гвоздикова Л.П. – Я вам говорила и так, и эдак! Но вы – всё равно, будто ничего не понимаете! Я с вами не хочу даже теперь работать, хочется бросить и уйти! Становится невтерпёж от ваших невыносимых проступков. Мне не хочется из-за вас сесть куда-нибудь на нежелательное место… в тюрьму! Не могу! Не могу работать, по-ни-ма-е-те?! Не могу!
- Я тоже не могу работать, - сказала А.И., воспитательница. – Я у вас – воспитательница. Я вам старалась делать всё хорошее. А вы мне чем отвечаете? Всех воспитанников предупреждал – этого не делать. Вот вчера: обидели В.И., пререкались и поставили его публично в неловкое положение. Несмотря на неоднократные предупреждения. Теперь и я не знаю – как с вами поступить, что предпринять? Не могу я работать, не найду никакого более способа! Не хочу работать я с вами, уйти бы хоть поскорее!..
А дети, думаете, расплакались? Они и не подумали.
Я более чем уверен, они смеялись над горе-воспитателями и немогудиректоршей! Точно. Им разве не всё равно: уйдёт один – придёт другой. А там – всё так же: их так же кормят, так же одевают и обувают, такой же внутренний распорядок. Они, мне даже кажется, довольны будут тем, что любопытство человека о разнообразии, мечта о хорошем руководителе как раз само собой осуществляется. Так чего же мешать этому?
Я не был на этом собрании.
Жаль этого! Но, мне кажется, что этим собранием хотели добиться чувство сострадания в воспитанниках: смотрите, мол, деточки, как нам тяжело с вами работать, а вы и не понимаете.
Но у них не вышло чувства сострадания, они издевались в глаза перед руководителями детдома.
- Яну, Яну, Янку, Янку! – кричали тут же воспитательницам.
- Не могу с вами работать после этого! – визжала Л.П. – Уходите лучше, раз не хотите нас слушаться!
- Или мы уйдём, или же уходите вы! – вторили другие воспитатели. – А так работать мы не можем.
- Хорошо! – сказали дети.
Собрались: Храмов, Чернов Н. Яровиков, Гильфанов, и уходят! Дошли они до околицы села, их догнали и вернули силой.
- Вернитесь деточки! Что вы! Куда? Мы не допустим этого! Нам за это попадёт! Вернитесь! Мы так говорили! Не уходите! Куда вы? Разве у нас плохо?
Дети вернулись.
- Не могу! Не могу! – вопит Л.П.
- Да, не можешь! – кричу я ей. – Не можешь работать! Немогузнайки – не воспитатели.
Воспитывать – это, значит, надо знать, мочь! Не можешь – не воспитатель. А если и мог бы, но раз сказал «не могу», тогда и «взаправду» - не сможешь, ибо дети – воспитанники, видя и слыша твоё признание в незнании, лишь восторжествуют. Им этого и надо! Раз ничего не смогли с ними сделать, а об этом говорят сами, публично, значит, теперь-то можно творить всё. Ведь рассуди же: воспитанникам сделали то-то, это, другие проступки – применялись им какие-либо, да меры. Они всё же были в рамках, держались настороже от неожиданных каких-либо крутых мер. Ведь в их же глазах руководитель – это большое дело. В руках руководителей всегда сосредоточена какая-либо да власть и он может соответственно проступкам применять эту власть, силу, доверенную свыше. Иначе они и не слушались бы. Но когда теперь после стольких проступков, после всяких мер сами руководители признаются в том, что они теперь выдохлись, они испробовали все методы воспитания, наказания, теперь у них не осталось никаких мер и воспитания, и принуждения – теперь воспитанники свободны! Теперь они знают: если до сегодняшнего дня они хоть чего, да боялись, авось ведь примут крутые меры, а теперь их нет, нет этих мер более. А что было – они знают, это они видели, претерпевали, ничего страшного в них нет. Они ведь думали: меры есть ещё и другие, не применяемые.
Я поэтому так и понял: собрание было созвано не для устранения проступков, а для всеобщего публичного заявления о том, что с сегодняшнего дня с воспитанников детского дома снимаются все ограничения, отменяются существующий доныне внутренний распорядок и объявляется полная свобода действий как девочкам, так и мальчикам.
       Так и случилось: теперь в детдоме нет внутреннего распорядка. На находя себе методов, мер воздействия, воспитанники теперь не находят себе места в детдоме: они мечутся, каждый хочет бежать без оглядки, бишь бы уйти от детей. Там ведь наберёшься и беды какой нажили в Помарском детдоме этим летом 1949 г.: девочка в силу обстоятельств внутренних удавилась.

* * *

Родители! И вы не заявляйте своим детям, в семье, если ребёнок ваш не слушается, что вы теперь и не знаете, что сделать, не можете вы воспитывать его. Не отказывайтесь от них! Ищите методы, они в ваших исканиях. Отказом вы не сделаете кроме худшего, но поиском вы принесёте пользы и ребёнку, и себе.



С.М. Кушаков
8 июня 1949 года