Титульная

Биография

Фотографии

Воспоминания

Произведения

Вечер памяти


"Воспитание вежливостью"



Однажды сидел и занимался в комнате. Вдруг… на дворе шум, крик и плач девочки О. Смотрю в окно: сестра Р. Тащит за шиворот О. и истошным голосом орёт ругательства. Я понял урывками:
- Что ты делаешь?! Разве так можно!? Разве так делают?! Почему позвала ещё Валю? А? Зачем?! – и т.д…
Грубо толкает, таскает, материт… Ну, что с не спрашивать?
Я выбегаю.
Услышав мой голос, чутьём узнав, что я выхожу, О. спряталась под крыльцом.
- Выходи, - приказал я.
- Своровали яблоко, да кроме себя ещё позвала Валю… Нарвали полный запон и вынесли на улицу. Я сама видела это! – в подтверждение машет руками Р.
- Пошли, - сказал я.
Взял О. за руку, а затем, рассчитывая на совесть, повёт так. О. пошла виноватой походкой, но с решимостью раскаяния (я это чувствовал) вслед за мной в сад.
Вышли.
- Покажи. Как рвали?
- Сбивали палочкой. Вот она.
- А разве так можно?
- Нельзя… Я так больше не буду.
- Почему? Почему больше не будешь, знаешь?
- Не знаю… Но не буду.
- С кем ты была?
- С Валей.
- Зачем позвала?
- А она сказала, что надо бы нарвать наши яблоки. И пошли.
- Так, О., нельзя. Если хотите есть – ешьте. Приведи и её, пусть ест. Но не рвите. С одной стороны – ещё зелёное, неспелое, можете заболеть; с другой – портите яблоню, другой раз не будет у нас яблок вовсе; в третьих – вам же столько было не нужно. Зачем так портить? Ты же эти же самые яблоки позднее могла бы скушать ещё слаще, покрупнее. Видишь, - показал на землю, - сколько яблок осталось на земле после вас и теперь так погибнет, испортится… Хочешь есть их?
- Нет.
- И я не хочу. А ты ешь их в меру, когда захочешь.
- Не буду, - ещё раз шепчет О.
- Я знаю, что ты не будешь больше. Иначе я тебя привёл бы сюда силой. Но пойми, что этого нельзя в твоих же интересах. Я тебе плохого не желаю, и есть яблок тоже не запрещаю, бить не бил и не стану, но надеюсь, что ты будешь хорошей девочкой. Ошибки бывают, но ты их не повторяй.

* * *

Надеялся, и надежда сторицею оправдалась. С тех пор ни разу не было замечено подобного и вежливость помогла куда лучше, чем побои непедагогичной сестры Р.



С.М. Кушаков
13 февраля 1949 года