Титульная

Биография

Фотографии

Воспоминания

Произведения

Вечер памяти


"Случаи на военные темы"


(Записки раненого бойца)

В палате часто говорили у нас на эту тему. Вот и сейчас разгорелся оживленный разговор.
- Ну, а ты много убил немцев? Я хоть был на Невско-Дубровской мясорубке! Это, брат, где ширина фронта - полтора километра и в глубину - 600 метров! И сюда было столько загнано сформированных дивизий, что куда ни стрельни, куда не ляжет мина - все равно жертва на жертве! Кого-нибудь, да заденет!
- Слушайте, - вмешался в спор начальника и помначштаба комиссар (Помначштаба был Шестопалов, про которого и будет идти речь). - Слушайте, чем сидеть и спорить, лучше вот давай возьмите автоматы и идите, докажите друг другу: кто сколько убьёт?
- Давай?
- Давайте! - согласился и помначштаба.
Пошли. Пришли на передовую.
- Где, - спрашивают, - немцы?
- А вот их передовая охрана.
Мы посмотрели туда, и верно: немцы. Смотрим, немец прыг-прыг попрыгает, и опять скроется. Опять так же. Поползли. Спереди связной, потом мы с начальником штаба, и опять сзади связной. Решили взять живого немца.
Долго ползли. И вдруг связной сзади говорит:
- Товарищ лейтенант, смотрите, вот немец-то!
Немец тот оказался уже справа. Видите ли, они уже проползли вперед, близко к расположению немцев. А этот немец, смотрим, всё так же попрыгает, построчит вокруг себя из автомата, и опять за деревья. Вот мы уже сзади него. Стоит немец и смотрит на нашу сторону. Мы и хвать тут его! А он, не будь дурак, как закричит! Мы его ремнем за шею и поволокли.
За нами, конечно, наблюдали наши, как было условлено. Мы тащим немца, а немцы бросили отделение на выручку. Тут и наши столько же. Завязалась перестрелка. немцы ещё со взвода, ну и наши, конечно, подбросили столько же. Бой разгорелся не в шутку. И с той и с другой стороны - пулеметы. Немцы выкатили две пушки. Вот тут и пошло! С обеих сторон уже участвовали по батальону. Наши ринулись в рукопашную. А мы же тащим своего пленного. Смотрю, здоровенный детина, рыжий с усами подбежал ко мне. Я его успел уложить. Бой длился и разгорался все шире.
Когда мы пришли в штаб, там уже сидели наши связные с этим немцем. Комиссар нам и говорит:
- Ну, мать вашу такую-то, - что наделали?
Вот что тогда было. не помню точно, сколько жертв было. А немцев что-то около 300 уложили. Наших же гораздо меньше. Совсем мало.
- Так-то, братцы, а вы спорите!



С.М. Кушаков
16 апреля 1943 г.