Титульная

Биография

Фотографии

Воспоминания

Произведения

Вечер памяти


"Сам знай, но и учись у других!"



Да, как много и кое-чему можно научиться у Георгия Ивановича! Многому!
Я имел беседу с ним (в числах середины сентября).
Это – голова. Но и голова не как у некоторых людей, которые выставляют себя (хотя и справедливо), но не замечают других, а такая, что и тебя заметит.
Мне кажется, человек тот ценен и разбирается, который не только видит свою работу, а видит и работу других. Видит и найдёт оценку. Видит не только твою отрицательную сторону, а и положительную, хотя она и очень мала. А увидит отрицательно – поможет исправить.
Нужно уметь видеть ошибки людей. Но видеть не только ошибки, а вырабатывать в себе умение видеть в массах промахов и положительные черты.
Нет, я не хочу говорить, что Александров видел в моей работе промахи. Нет. Он, наоборот, хвалил. А он мог бы видеть. Может видеть и промахи тот, кто должным образом может оценить работу других. Для этого нужно умение. Грош цена тому, кто в работах людей видит лишь отрицательные черты. Этого могут сделать многие. Нужно уметь различать и в малом великое. Суметь из малого выделить значимое – это искусство, умение человека, его знание, осведомленность в деле. Для того, чтобы видеть, надо самому знать. Не зная, нельзя видеть и оценить, чего это стоило и стоит.
Александров видит, он сам знает, он умён.
Говоря это, он напоминает мне в этом бывшего директора школы Эпанаева Сергей Григорьевича (1947-48 уч.г. 3 месяца).
В чём?
Эпанаев умел оценить человека.
Он умел видеть и замечать. Но его сгубила водка.
Эпанаев был исключительно административно точкам, требовательным, справедливым. Сделай для него малое – он заметит и поощрит. Не сделал – руганёт.
Эта сторона так поднимала трудолюбивых, что хотелось работать и работать! Сделал одно, хочется сделать больше.
Но зато как не любили его некоторые?!
Александров и я – его любили.
Мы и сами в нём – в плохом человеке, как пьянице – умели видеть его кипучую энергию, искренность, душу в работе. Он не был казённым работником, а был работником честным, правдивым, работающим от души, по совести, а не за страх. Он не работал за страх, а работал за совесть от чистого сердца. Неудивительно, поэтому, что, как Государственное административное управление Наполеона просуществовало более ста лет, так и оставленные указания, опыты, мероприятия Эпанаева сохранились надолго и после его изгнания, т.е. вплоть до конца 1947-48 уч.г.
Люблю я требовательных людей. Но люблю, чтобы они были справедливыми. У таких людей учиться не грешно и работать у них не в тягость.



С.М. Кушаков
28 сентября 1948 года